У российских пенсионеров стащили триллионы рублей

Потери каждого человека из-за недостаточного начисления пенсий составляют десятки тысяч, но власть убеждает, что все в порядке

Правительство Российской Федерации с 2015 года в среднем не доплатило каждому российскому пенсионеру 90 тысяч рублей из-за того, что индексация пенсий не соответствует уровню инфляции. Об этом рассказал депутат Госдумы от партии КПРФ Олег Смолин.

Парламентарий напомнил, что по закону пенсии должны индексироваться в соответствии с темпами роста цен. Но в 2015 году, когда инфляция официально составляла 12,7%, было принято решение повысить в 2016-м пенсии неработающим пенсионерам лишь на 4%.

«Мы не поленились и посчитали, сколько же потерял пенсионер при средней пенсии за счет того, что ему недоплачивали 9% все эти годы. Так вот, результат получился такой: 90 с небольшим тысяч рублей», — сказал Смолин в ходе выступления в Госдуме при рассмотрении законопроекта об отмене повышения пенсионного возраста. В общей сложности это почти 800 миллиардов рублей.

С этой оценкой согласился и первый заместитель председателя комитета Госдумы по труду, социальной политике и делам ветеранов Николай Коломейцев. Он отметил, что на самом деле потери могут быть и больше, если учитывать реальную, а не официальную инфляцию.

«Конечно, пенсионеры потеряли эти деньги. У нас же по прогнозу инфляции индексируются пенсии, а не по факту. Сейчас инфляция, по некоторым оценкам, 10%, а индексируют только 5%. При этом у нас неадекватные пенсии. Вот в лаборатории академии при президенте РФ считают, что реальный прожиточный минимум 32 тысячи, а пенсии при этом 12—14 тысяч», — сказал Коломейцев.

Отдельно можно вынести за скобки работающих пенсионеров, пенсии которых вообще не индексируются с 2016 года. Как подсчитал экономист Игорь Николаев, к 2022 году сумма, которую недополучили работающие пожилые россияне, составит почти два триллиона рублей. С учетом общего количества таких людей, а это, по данным Росстата, около 8,6 миллиона, каждый работающий россиянин с 2016 года недополучил около 230 тысяч рублей. По оценкам депутата Валерия Гартунга, эта сумма несколько меньше и составляет примерно 1100 рублей в месяц или 79200 рублей за прошедшие шесть лет.

На следующий год в проекте бюджета заложена индексация социальных пенсий на 7,7%, страховых пенсий — на 5,9%. При этом официальный уровень инфляции в годовом выражении в ноябре составил 8,4%.

Незадолго до публикации этого материала, Минтруд РФ прокомментировал заявления Олега Смолина, сообщив, что инфляция в России составила 46% с 2015 года, а страховые пенсии неработающих пенсионеров были проиндексированы на 55%. Таким образом, темп роста пенсий превысил инфляцию на 9%. Получается, это именно те 9%, которые сэкономили власти на индексации в 2016 году.

В министерстве добавили, что в настоящее время в соответствии с поручением президента Российской Федерации, который поручил увеличить пенсии выше уровня инфляции, «готовятся дополнительные предложения по индексации пенсий в следующем году по итогам 2021 года».

Тем не менее, депутат от фракции КПРФ Сергей Обухов считает, что вопрос индексации пенсий превратился в профанацию.

— Индексация пенсий не соответствует текущим экономическим реалиям. Официально уровень инфляции подбирается под 9%, а рост цен на продовольствие, который затрагивает всех пенсионеров, подходит к 20%. Президент дал поручение проиндексировать пенсии выше уровня инфляции. На этом фоне обещанные средние 6,5% роста — это издевательство над пенсионерами. Все превратилось в профанацию. А самое печальное, что даже видимость приличия власти не пытаются соблюдать. Они откровенно лгут, понимая, что пенсионеры все стерпят, а федеральный «зомбоящик» докажет, что ложь — это правда, нарушение конституционных прав — светоч демократии.

Доцент Российской академии народного хозяйства и государственной службы, кандидат экономических наук Константин Добромыслов рассказал «СП», что проблема гораздо глубже недоплаты за индексацию. Фактически, российские пенсионеры всю жизнь получают меньше, чем должны, и подсчитать эти суммы крайне сложно, так как речь о триллионах рублей.

— Это вопрос не только индексации, а самого расчета пенсий — насколько действующая пенсионная формула реально отражает права, которые человек зарабатывает за свою трудовую деятельность. Я считаю, что в настоящее время эта формула нивелирована.

С начала 90-х годов реформирование пенсионной системы основывалось на тезисе справедливости расчета пенсий, чтобы была дифференциация между теми, кто много и мало работал. Денежный уровень обеспечения должен был отражать трудовой вклад. Но жизнь вносит свои коррективы. В обществе есть разные люди, кто-то отработал пять лет, а кто-то работает всю жизнь.

Понятно, что тот, кто работал пять лет, вне зависимости от зарплаты, не заработал бы на пенсию, которая позволяла бы жить в течение 25 лет. Поэтому в российском законодательстве существует положение о том, что пенсия не может быть ниже прожиточного минимума в субъекте РФ. Если у человека очень маленький размер пенсии, то местные власти доплачивают ему до прожиточного минимума.

Оказалось, что таких категорий у нас очень много. Это относится к самозанятым, малым предпринимателям и другим людям, которые в пенсионную систему вносят недостаточно финансов для того, чтобы даже самих себя обеспечить в старости. Кроме того, у нас есть наемные работники, которые добросовестно могут работать всю жизнь, но имеют очень низкую заработную плату на уровне прожиточного минимума. Даже если работать 50 лет, с минимальной зарплаты на пенсию в размере прожиточного минимума на 20−25 лет с учетом взносов только в 22% тоже никогда не накопить.

Всего у нас в стране около 43 миллионов пенсионеров. Почти половина этих людей реально себе не заработали на пенсию даже в размере прожиточного минимума. Не потому, что они плохие, а потому что у них была низкая заработная плата и размер страховых взносов.

Следующий вопрос — это максимальная пенсия. И в этом отношении формулы на каждом этапе реформирование пенсионной системы тоже имели свое лукавство.

«СП»: — Какое?

—  Пенсионные права людей, которые зарабатывали до 2000-х годов, были снивелированы, когда был введен ограничительный коэффициент 1,2 на максимальную пенсию. Сколько бы человек ни зарабатывал, какие бы справки ни приносил, у него все равно было ограничение на сумму, которая конвертировалась в пенсию. Людям просто взяли и отрезали эту величину. Настоящий отсчет пенсий начинается с 2002 года, когда вступил в силу 173-й Федеральный закон о трудовых пенсиях. Отсюда у нас идут перекосы в назначении пенсий и в условиях их формирования.

Кроме того, Росстат по политическим мотивам пересчитывал цифры так, как нужно. В 2002 году у нас было две величины средней заработной платы. Одна средняя зарплата была рассчитана по Росстату, и другая была посчитана специально для Пенсионного фонда. Эти две величины отличались практически в два раза. То есть сама пенсия изначально в два раза ниже того, что должно было быть.

Уже к 2000-м годам права всех пенсионеров были снивелированы. Неважно, сколько ты работал и получал — разница между минимальной и максимальной пенсией была крайне низкой. Ну а дальше возникали разного рода индексации, которые зависели от экономического положения в стране, кризисы, шли инфляционные процессы. И каждый раз пытались где-то слукавить и пенсии сделать все меньше и меньше.

А когда обнаружили, что доиндексировались до того, что люди ничего не получают, стали вводить такие понятия, как валоризация пенсионных прав — восстановление прав, которые были получены до 1990, 2000 года и так далее. То есть сначала наворотили так, что жить на пенсию стало невозможно, а потом стали подтягивать ее до более высокого уровня.

«СП»: — До какого именно?

— Все очень просто — сколько денег было в Пенсионном фонде, ровно на такую сумму насчитывали пенсии. Получился не расчет пенсий, а подгонка решения под готовый ответ задачки. Но если нижний уровень еще как-то подтягивали, то про верхний забывали.

Поэтому на сегодня все усилия, которые были предприняты по созданию страховой и справедливой пенсионной системы, привели к тому, что она стала простой распределительной обеспечительной системой, которая никак не отражает реального трудового вклада людей. У нас действует ограничение на фонд оплаты труда, из которого выплачиваются страховые взносы.

Когда высокооплачиваемые работники выходят на пенсию, они с удивлением узнают, что у них коэффициент замещения составляет 5−10% пропорционально к их денежному содержанию при работе. Потому что страховалась не вся заработная плата, а только ее часть. А ведь по международным нормам эта цифра должна быть как минимум на уровне 40%. После выхода на пенсию люди сразу проваливаются в финансовую яму и не понимают, как на эти деньги можно жить.

Да и для низкооплачиваемых работников ситуация не намного лучше. Да, формально у них коэффициент замещения может составлять и 60−70% к зарплате. А по факту как они жили на нищенскую зарплату, так и будут жить на еще более нищенскую пенсию.

Поэтому, возвращаясь к вашему вопросу, когда Олег Смолин говорит, что пенсионерам недоплачивают, он, безусловно, прав. Но им недоплачивают не только с 2016 года, а пожизненно. Их пенсионные права всегда ниже того, что за них было уплачено.

Я считают, что тут виной еще и сам размер страхового тарифа. Ну нельзя на эти 22% сформировать достойную пенсию, на которую можно было бы жить. Тем более что если смотреть по медианным показателям, у нас половина страны получает такую заработную плату, которая просто не позволяет сформировать адекватную минимальную пенсию, чтобы их страховые взносы покрывали расходы на их содержание.

Это очень серьезная проблема, которую нужно решать. Работодатели считают, что эти взносы — это налог и обременение, а не страховые взносы, хотя это совсем не так, так как уплата взносов все равно входит в себестоимость продукции.

Можно говорить о том, что сегодня пенсионерам не доплачивают, и не доплачивают очень много. Можно делать разные расчеты и индексации, и других моментов. На эти вещи нужно обращать внимание, но главное — это глобальная задача по выравниванию структуры экономики России по социальному обеспечению. Да, это крайне дорого, но решить ее возможно, просто для этого всем нужно прийти к консенсусу — и работодателям, и властям.

Источник: newsland.com