«Бери тысячу и уезжай»: Почему русские в заложниках у братских республик

Русские при получении гражданства практически не имеют особых привилегий, многим приходится пройти семь кругов ада, да и жизнь соотечественников в бывших советских республиках сладкой не назовёшь… Эксперты в эфире Царьграда искали ответ, почему русские оказались в заложниках у бывших братских республик. Где или живи, или, условно, «бери тысячу и уезжай» – почти ни с чем.

В новой Концепции государственной миграционной политики есть определённые послабления для создания особых «благоприятных условий переселения в Российскую Федерацию и получения, при желании, российского гражданства лицами, владеющими русским языком и близкими нам по ментальности и культуре».

Но всё это часто тонет в коррупционной составляющей сегодняшней системы получения гражданства. Нередко русским людям из Украины, Белоруссии или других стран получить гражданство значительно сложнее, чем любому мигранту, готовому заплатить несколько сотен тысяч рублей за паспорт России.

Русские бежали из республик миллионами…

В студии «Первого русского» ведущая Елена Афонина обсудила эту непростую проблему с  Натальей Власовой, экспертом по трудовой миграции, вице-президентом фонда «Миграция XXI век», и Игорем Шишкиным, историком и политологом, замдиректора Института стран СНГ.

Но начала беседу Елена Афонина с небольшого экскурса в прошлое. Через 10 дней исполнится ровно 30 лет со дня августовского путча и организации ГКЧП. После тех событий 1991 года всё покатилось как снежный ком: последовал полный развал страны, и беспорядки, и гражданские войны в бывших братских республиках, откуда стали изгонять русских. Отток русского населения был чудовищным.  

Елена Афонина: – Самые показательные данные – по Таджикистану: русских там стало меньше в 10 раз. И именно из этой страны в Россию идёт самый широкий поток мигрантов. Да, нам говорят, что надо быть гостеприимными, что мигранты – чуть ли не «спасение» для нашей экономики, что им трудно жить на родине, где сложно найти работу, поэтому мы должны близким помогать. А как же те русские, которые остались за пределами своей Родины?

Игорь Шишкин: – Близким действительно надо помогать, в этом сомнений нет. Но дело в том, что и на проблему необходимо смотреть в несколько иной системе координат. Да, можно отмотать время на 30 лет. Какие тогда было проблемы в едином государстве? Было ли такое, чтобы в Москве или в других русских городах, особенно в маленьких, в какой-то момент на улице можно было вообще не услышать русской речи? А ведь мы жили в одной стране, по которой свободно перемещались, не было границ, и виз тоже не было.

А теперь, памятуя это, нам предлагают бросать камни в таджиков, узбеков или киргизов. Очень выгодная позиция для тех, кто в своё время пальцем не пошевелил, чтобы защитить русских в этих республиках, чтобы помочь им выехать оттуда и устроиться потом в России.

Это случайность или нет? В этом тоже были виноваты таджики, узбеки, киргизы? А может быть, виноваты те, кто правил балом и вёл национальную политику?

– Игорь Сергеевич, те, кто смог и хотел убежать, подчас бросая всё, только бы спасти свою жизнь, так и сделали. Там, в национальных республиках, остались русские, которые вписались в систему новых ценностей, поэтому они там живут, поэтому они в Россию не едут. А возможно, просто не могут переехать – всем хорошо известны истории, когда русские, с русскими корнями и русским языком, годами не могут получить гражданство.

Зато у тех, кто приезжает сюда по «трудовому набору», как-то всё ладно складывается. Почему так происходит?

Наталья Власова: – Это связано с тем, что у нас структуры, которые занимаются оформлением гражданства, очень коррумпированы. А многие русские, живущие в бывших союзных республиках, практически не имеют денег. А своё жильё и другое имущество по нормальной цене они продать не могут. Им говорят: бери тысячу и уезжай отсюда.

А приехав в Россию без денег, что они будут здесь делать? Ну, допустим, они приехали, обращаются в миграционные службы. И тут снова проблемы. Им приходится по двадцать раз приезжать: то того документа нет, то этого. Иногда приходится возвращаться за бумажками в страну, откуда они приехали. А это снова расходы. Получается замкнутый круг.

Видео:

Хотят ли русские в Россию? Возможно, но условия получения гражданства отпугивают

На связь со студией «Первого русского» по скайпу вышел лидер международной правозащитной организации «Русский мир Латвии» Руслан Панкратов.

– Скажите, а в Латвии ещё остались те, кто хотел бы переехать в Россию и получить наше гражданство, чтобы наконец обрести статус гражданина, а не недочеловека, недогражданина, как это происходит с русскими в Латвии?

– Да, так и есть, в Латвии 360 тысяч неграждан, которые не могут вписаться в латвийское общество, у которых нарушены и политические, и юридические права. Конечно, они бы хотели уехать в Россию. Но куда им ехать? Апельсины они и здесь могут перебирать. Приехать, чтобы жить в бараках, тоже не самый мощный стимул. Они же не беженцы.

Местные власти убеждают: выучите язык – и сразу получите все блага. Ничего подобного! Этого недостаточно. Сейчас уже среди латышей существует внутрикастовая система. А если вы не латыш, то вы не сможете устроиться работать на должности, которые позволили бы вам достойно обеспечить себя и свою семью.

Причём я говорю о самых простых вещах – раз в год куда-то выехать попутешествовать или позволить себе в субботу сходить в кафе. Нет, люди поставлены на грань выживания.

Конечно, есть те, которые и хотели бы переехать, но куда? Это в 20 лет просто иммигрировать. А когда вам уже за 50 лет, когда вы обросли какими-то связями, такие решения даются очень сложно. Но в целом люди хотели бы получить, конечно, какую-то помощь.

– Скажите, а если бы Россия изменила для русских этот жёсткий порядок получения гражданства, если бы он стал более простым и быстрым, поехали бы русские из Латвии в Россию?

– Я вас поправлю. Пусть правила остаются достаточно жёсткими. Но их надо сделать более прозрачными, чёткими и ясными. Если я один раз подал в окошечко документы, перечень которых указан на сайте или в информационном бюллетене, мне не должны говорить: «Ой, вы вот эту ещё справочку принесите» или «В том документе недостаточно чёткая печать».

А самое главное – что же нас ждёт на финише? Человек точно должен знать, куда он переезжает, что ему будет предоставлена какая-то жилплощадь, что он сможет пойти на какие-то курсы или ему будет предоставлена какая-то работа.

Израилю не всё равно, что происходит с евреями за границей. А что же Россия?

– Мы говорим о том, что есть два подхода к миграции. С одной стороны, человек понимает, что он хочет быть гражданином России, приехать с открытой душой и всю свою энергию направить на благо страны. Но им, как правило, не везёт. А мигранты каким-то магическим образом получают гражданство…

Н.В.: – При помощи денег.

И.Ш.: – Самое простое – связать всё с коррупцией. Это упрощение ситуации. И, на мой взгляд, нельзя так ставить вопрос: если русские люди оттуда не собираются по каким-то причинам переезжать в Россию, то нам до них дела нет – кто хотел, тот переехал. Извините, но это русские люди.

Если завтра Израилю станет всё равно, что происходит с евреями где-нибудь во Франции или в Германии, причём независимо от того, собираются они репатриироваться или нет, то Израиль как еврейское государство довольно быстро прекратит своё существование.

В 2010 году, когда президентом России был Дмитрий Медведев, в Москву приезжал на тот момент президент Латвии  Валдис Затлерс. По итогам встречи была большая пресс-конференция, в ходе которой кто-то из журналистов задал Медведеву вопрос об огромном количестве русских, живущих в Латвии и ущемлённых в правах. На это Дмитрий Анатольевич ответил: это внутреннее дело Латвии. Вот такая постановка вопроса.

– Сейчас пытаются ввести такое понятие.

И.Ш.: – Совершенно верно. Директор нашего института внёс этот законопроект. Но это же только законопроект. Вот такие у нас обходные пути, мы ж не употребляем слово «русский». 

– Я сейчас вас слушаю – я понимаю, что те истории, которые до нас доходят, как избиение русского мальчика православного в Киргизии, – это только верхушка айсберга. Просто история выскочила в инфополе – и получился большой резонанс. А о скольких мы и не слышали? О скольких говорят «это их личное дело»?

Источник: newsland.com